Логитип khoroshienews.info

Будущее мира в опасности: поможет ли саммит большой двадцатки победить пандемию/Онлайн-формат саммита серьезно снизит возможности для достижения конкретных решений

21.11.2020 12:07

Несмотря на высокие ожидания ряда экспертов от саммита, противоречия между топ-странами, а также избранный онлайн-формат може...

Будущее мира в опасности: поможет ли саммит большой двадцатки победить пандемию/Онлайн-формат саммита серьезно снизит возможности для достижения конкретных решений - фото

На фоне пандемии коронавируса и общемирового экономического кризиса встреча "Большой двадцатки", которая будет проходить в режиме онлайн-конференции 21-22 ноября, обещает иметь почти историческое значение. Впрочем, формат разговора и противоречия между топовыми странами может свести на нет все попытки договориться о совместном решении этой глобальной проблемы. "Апостроф" обсудил повестку дня G-20 с политологами и политиками с Украины и разных стран мира.

О чем будут говорить

Саммит, как и прошлый, прошедший в марте, происходит в экстраординарном формате - и участники, вероятно, будут иметь серьезные проблемы с коммуникацией, поскольку онлайн-режим лишит возможностей для их личного общения, двусторонних встреч и кулуарных разговоров. Обычно именно в таких условиях формировалась система договоренностей во время встречи "большой двадцатки", которая является ориентиром фактически для всех стран мира. Это обстоятельство, несмотря на большие ожидания - в частности, председатель Евросоюза Шарль Мишель заявил о том, что саммит не много не мало определит будущее мира после пандемии - может серьезно помешать принятию прорывных решений.

"Я не ожидаю особо значимых результатов от саммита "Большой двадцатки" именно в формате видео-конференции. Вебинары - хороший прием для обсуждения технических вопросов, но не для саммитов, которые имеют серьезное протокольное нагрузки, элементы позиционирования на уровне личного эмоционального общения", - говорит бывший министр иностранных дел Украины Константин Грищенко.

В центре встречи ожидаемо окажется тема противодействия коронавирусу. Может быть определенный прогресс в решениях по налогообложению международных корпораций-гигантов таких, как Google или Amazon. Наиболее противоречивые темы в прошлые годы касались климата, а также честной и свободной торговли, что, вероятно, сохранится и сейчас, но все же окажется на втором плане. На периферии, скорее всего, будут и вопросы с вовлечением женщин в политическую жизнь традиционно патриархальных стран, ситуацией с женским трудом и тому подобное.

"В ЕС делают акцент на необходимости глобальной координации в борьбе с коронавирусом. Путин подчеркивает необходимость доступа к финансовым ресурсам под сниженные проценты для бедных стран. Также он делает упор на так называемых "зеленых коридорах "- ослаблении или вообще снятии санкций на время карантина. Но ему вряд ли это удастся", - добавляет эксперт Международного центра перспективных исследований Николай Капитоненко в комментарии "Апострофу".

"Позиции Вашингтона и Пекина по преодолению пандемии - крайне противоречивые, являющиеся едва ли не антиподами. Если бы саммит проводился при президенте Байдене, результат мог бы быть другим. А так США как минимум не будут участвовать в тех совместных программах, которые могут быть приняты под лидерством Китая", - говорит Грищенко.

Для чего вообще нужна встреча

G20 была изначально создана в 1999 году как международная площадка для решения финансовых вопросов. Формат имел определенный оттенок "второсортности" по сравнению с G8, а ныне G7. Но на фоне экономического кризиса 2008 года "двадцатка" стала значительно более важной, а уже через год - во время встречи в Питтсбурге, участники заявили, что эта площадка станет основным экономическим форумом мира. Страны G20 - это 85% мировой экономики и 2/3 всего населения. Особенностью форума является сотрудничество крупнейших экономик мира и стран, которые имеют средний уровень экономического развития, в то время, как G7 является "клубом богатых". Еще одна особенность - на саммитах "большой двадцатки" могут получить голос азиатские и южноамериканские страны, в то время, как "Большая семерка" управляется исключительно западными странами и ориентирована на Запад.

"Разговоры по экономике фундаментально имеют политическое измерение. G20 вышла за обсуждение только экономических вопросов. Во время мирового кризиса 2008 года "двадцатка" доказала, что она имеет определенный рычаг влияния на ситуацию в мире и может его использовать. Тогда правительства США и Китая смогли наладить сотрудничество для преодоления кризиса. Но сейчас политика изменилась - и такого сотрудничества достичь будет сложнее", - говорит "Апострофу" ассоциированный профессор Университета Осаки, автор книги "G20 со времен мирового кризиса" Джонатан Лакхерст.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган участвует во внеочередном виртуальном саммите лидеров G20 Фото: Getty images

Кто с какими результатами

Говорить о том, кто легче переживает пандемию и экономический кризис, пока трудно, ведь ситуация - динамичная. Кроме того, существует недоверие к статистике у таких стран, как Китай. Но все сходятся на том, что на международной арене США потеряли свое лидерство, говорит Капитоненко.

"Это не связано напрямую с Covid-19. Процесс длился несколько лет - и наконец влияние Вашингтона ослабло. Но если в Америке наблюдается кризис лидерства, то в России - это общее ухудшение в сфере экономики и ресурсов", - считает эксперт.

"Китай - единственная страна, которая вышла из позитивом для себя, с показателями, которые свидетельствуют, что она может претендовать на альтернативный способ построения общества. Экономика идет в плюс на 4 с лишним процента; эпидемию смогли остановить драконовские методы, которые западные демократии никогда не смогут внедрить в жизнь. В Китае, в отличие от России, это реальный пакт между властью и гражданами: мы забираем у вас свободу, но обеспечиваем вам безопасность и благосостояние. Это усилит в мире не только экономическое противостояние, но и идеологическое", - говорит Грищенко.

"Многим кажется, что Китай сейчас находится на подъеме. Но в рамках G20 является группа развитых стран, объединенных союзническими обязательствами - и они имеют большее влияние на международную политику", - объясняет Капитоненко.

Джонатан Лакхерст сравнивает нынешнюю ситуацию в мире с 1930-ми - экономический кризис, протесты во многих странах, политический хаос и рост влияния фашизма. "К счастью, сейчас популистские заявления не превращаются в националистические движения и не приводят к войнам - и надеюсь, этого не произойдет. Надеюсь, что с приходом к власти Джо Байдена националистический популизм потеряет свой деструктивное влияние на международное сотрудничество", - говорит эксперт.

Каждый сам за себя

Пандемия коронавируса спровоцировала экономический спад и рост безработицы по всему миру, ухудшила ситуацию с безопасностью в нестабильных регионах. В обществах вырос запрос на обеспечение безопасности - как физической для простых граждан, так и экономической, которая реализуется благодаря протекционизму. Также ковид продемонстрировал слабость международных организаций.

"ВОЗ продемонстрировала свою неэффективность, международную координацию наладить также не удалось. Все справляются самостоятельно, но пока получается у них это не очень хорошо", - говорит Капитоненко.

"Этот кризис не объединяет. Он заставляет бороться за свои интересы за счет интересов других. Для Украины это плохо. Потому что при обострении конкуренции между ключевыми игроками у нас больше шансов стать разменной монетой и меньше шансов найти объединенную поддержку", - говорит Капитоненко.

"Глобализация как проект практически завершилась - возможно, против воли ее инициаторов. По большому счету каждый борется с коронавирусом в одиночестве. Каждый умирает в одиночку. Может быть ситуативное сотрудничество, но прочного сотрудничества между странами не будет. Слабые станут еще слабее, а сильные, если смогут активизироваться, минимизируют потери", - говорит директор Института мировой политики Евгений Магда.

Какими будут результаты самиита?

"У большинства стран есть понимание, что при отсутствии общих усилий все будет гораздо хуже, чем сейчас. Будем надеяться, что будет понимание большинства, надо давать надежду, давать позитивные сигналы, и примут декларацию, которая сможет объединить тех, кто управляет крупнейшими экономиками мира", - говорит Грищенко.

Дональд Трамп на встрече лидеров G20 Фото: Getty images

А вот бывший член Европарламента от немецкой партии "Союз 90/Партия Зеленых" и режиссер-документалист Ребекка Хармс куда оптимистичнее об отношениях западных стран. "Апостроф" она заявила, что ожидает дальнейшее развитие и укрепление отношений между США и Европой. По ее мнению, коронавирус стал поучительным сигналом о том, что будет, если Запад развалится.

"Моя надежда на будущее связана с демократическими государствами и их сотрудничеством. Мы вынуждены сотрудничать с недемократическими государствами и их авторитарными лидерами. Но мы не должны ожидать реальную помощь от них во время будущих вызовов", - добавила она.

Фактор Трампа

Все еще важным для мировой политики и экономики остается Дональд Трамп, который не воспринимает всерьез такие крупные международные организации, как G20. Сейчас он продолжает реализовывать свой талант звезды реалити-шоу из американских телеканалов, уже одной ногой стоя за порогом Белого дома.

Лакхерст напоминает, что в последние годы резолюции саммита имели формат "19+1" - 19 стран соглашались на что-то одно и отдельно прописывался пункт для США, который отвечал требованиям Трампа. Большинство экспертов сходятся во мнении, что с приходом Байдена к власти эта ситуация изменится. Например, он уже заявил, что собирается вернуться в "Парижской климатического соглашения". Хотя бы по этому вопросу дышать всем станет немного легче.

"За время коронакризиса Соединенные Штаты потеряли в сфере международного влияния больше всех. Потому что нет никого, кто воспринимает внешнюю политику Трампа положительно. В его администрации никогда не было желания с кем-то договариваться. Вряд оно появится сейчас, когда он уже идет с должности. Сейчас у него настроение - раз не я буду в Белом доме, сожгу все мосты и побью все горшки. Такой возможности у него, наверное, нет, но осложнить жизнь своему преемнику он может", - комментирует возможность совместных заявлений мировых лидеров на форуме Константин Грищенко.

Противостояние Украины и России в контексте G20

Евгений Магда считает, что в Украине преувеличивают значение саммита G20. Во-первых, их решения не обязательны, а во-вторых значимых для нас решений принимать не будут.

"Украина только с 2014 года вышла из орбиты России, на которой она находилась в течение длительного времени. У нас до сих пор нет модели эффективного заимствования политического и экономического опыта", - говорит Магда.

Надеяться на финансовую помощь от стран G20 Украины не стоит, говорят эксперты. А Ребекка Хармс отмечает, что важны не деньги, а прозрачность экономической системы.

"Украинская экономика поражена пандемией. Но "кусок пирога", который удалось урвать со стола крупных игроков, не гарантирует улучшения, если деньги не будут тратиться разумным способом. Прозрачность расходов настолько необходима, как и хороший план. Я бы предложила сосредоточить внимание на малых и средних компаниях и инвестициях, связанных с Зеленым соглашением ЕС", - говорит она.

Хармс добавляет, что считает лучшим проявлением помощи для Украины со стороны G20 - совместную поддержку ЕС и США в сфере противостояния агрессии Путина и поддержку процесса реформ.

"Это также означало бы для Украины снова взять на себя обязательства по процессу реформ, поскольку без этого не удастся достичь успеха. Друзья могут поддержать аргументами и помочь с финансовой помощью, но настоящая изменение в руках украинцев", - говорит Хармс.

Читайте также


Новости раздела

Популярные